На какие только поступки не идут женщины, чтобы стать красивыми и достичь успеха в жизни. Но всегда ли оправдана стратегия «любой ценой – за чужой счет»?

 
История, рассказанная В.С. на страницах журнала «Магия и красота» именно об этом. И она в очередной раз  подтверждает старую прописную истину, знакомую многим с детства: зло, причиненное другим людям, наказуемо и расплаты не миновать никому. И никакие заговоры тут не помогут.
Сестра отобрала у меня счастье
… Она дважды лишила меня всего: удачи, красоты, успеха. Эта воровка даже мать у меня отобрала. Моя жизнь превратилась в ад, из которого я не могу выбраться самостоятельно.. 


Крапивное семя
Нам всегда жилось тяжело — не удерживались у матери мужья, сбегали. Когда я родилась, Ирке, моей сестре, 10 лет было. Это крапивное семя, как всегда мать говорила, оттянула на себя, ещё в утробе, всё, что должно быть поделено между нами двумя – красоту, удачу, везение. 

Она и родилась-то случайно — по недосмотру и глупости нашей мамаши. Из-за сестры я появилась на свет слабой и больной — всё моё здоровье она забрала себе. 

Эгоисткой Ирка была всегда. После школы, вместо того чтобы на работу устроиться, она удумала замуж выходить. Мне тогда семь лет было. 

Хорошо помню, как мать ей по-человечески объясняла, что вначале меня, младшую сестру, надо на ноги поднять, а потом про удовольствия думать. А Ирка давай истерику устраивать, орать, что ребёнка ждёт. Мать молодец — Ирку в больницу, а женишку — от ворот поворот.

Когда Ирка на работу устроилась — нам полегче жить стало. Только со школой у меня морока выходила — постоянно ко мне все придирались. Как сестра умудрялась на одни пятёрки учиться — ума не приложу. Может раньше учили по-другому? Или она тогда уже умела глаза замыливать? 


Жабиха
Через шесть лет замуж Ирка всё-таки вышла — подгадала, когда мы с матерью на юге отдыхали. Мамка молодец: не дала этой сволочи семью бросить — за деньгами сама стала к ней на работу приходить. 

Но так недолго продолжалось — муж у Ирки разбогател, с работы она уволилась. Мы с матерью к ней потом за деньгами домой ездили. Она только для себя жить стала — даже детей не заводила, в институт учиться пошла, потом в аспирантуру. 

Всё досталось этой гадине — и красота, и ум, и богатство. Всегда ею восхищались — в рот заглядывали. А надо мной все насмехались да дразнили жабихой. Девчонки с парнями встречаются, я — хоть топись! Никто в мою сторону ни разу не глянет. 

Мать даже сваху для меня нанимала — всё без толку! Все парни, как один, встретятся разок со мной — и больше от них ни слуху — ни духу. Сваха мне женихов десять так нашла, а потом куда-то пропала. 

Ирка пробовала знакомить меня с друзьями мужа — видно совесть её мучила. Но однажды я разговор случайно подслушала и больше в их дом не ходила. «Это ж надо, Ирина такая умница, а сестра у неё — мало того, что ни рожи ни кожи, так ещё и тупая, как пробка», — так её муженёк высказался про меня, родственницу! 
Из-за такой несправедливости сколько я слёз пролила — не передать, один раз даже вены резала.


Колдунья
Видя мои мучения, мать нашла через соседку колдунью. Рассказали мы ей всё, как есть. Колдунья взялась мне помочь, но предупредила: если у моей сестры есть колдовские способности, то малейшее нарушение ритуалов и рекомендаций её работу «сведут на нет». 

Вначале колдунья послала мать в церковь — поставить свечу перед иконой Божией Матери «Всех скорбящих радость» за здравие единственной дочери — меня. 

Я своими руками наловила 12 лягушек и живыми отнесла к ведьме. Колдунья раздела меня, взяла маленький клубок с красными нитками и стала вокруг меня ходить, туго наматывая эти нитки прямо на моё тело, произнося заговор:
 
«Спрядено — намотано, соткано — распущено. Сама кручу — верчу, делаю, что хочу. Аминь».

Когда клубок закончился, колдунья ножницами разрезала намотанные на меня нитки с заговором:
 
«Негоже красной девке скорбеть, негоже судьбу злу иметь. Печали верёвочкой свились, с красной девки свалились. Аминь».

Из обрезанных ниток она взяла одну, разрезала на 12 частей и каждую ниточку привязала к правой лягушачьей лапе. Этих лягушек я отнесла туда же, где поймала и отпускала по одной, через каждые двенадцать шагов, шепча заговор:
 
«Скачите, злую судьбу унесите. Аминь».


Обряд подмены 
Выпустив всех лягушек, я вернулась обратно в дом ведьмы. Колдунья, дав мне в руки Иркину фотографию, свечой подожгла её с заговором:
 
«Была краса — и нет красы, была судьба — и нет судьбы. Был зелен лист да пожелтел. Упал на землю и сопрел. Лишь тлен остался от тебя:  память судьбы твоей храня. Долю свою каждый прими.  Аминь».

Этот заговор я повторяла вместе с нею, пока фотография полностью не сгорела в моей руке. Весь пепел я втёрла по часовой стрелке в своё фото с заговором, повторенным шесть раз:
 
«Что судьбою отпущено — мерой полною забрано. Что тобою упущено —  мною в схорон убрано. Аминь».


Изменившаяся жизнь
Колдунья ещё об одном условии нас с матерью предупредила: ни под каким видом не принимать от Ирки помощь — ни деньгами, ни чем другим. Никогда. Иначе все заговоры начнут работать неправильно и последствия колдунья исправить не сможет. Первое время, конечно, тяжеловато пришлось — мы ведь привыкли, что Ирка нас деньгами снабжает.

Когда в моей жизни стали происходить чудесные изменения, я до конца осознала, чего меня всегда лишала старшая сестра. Если ты красива и удачлива — жизнь превращается в праздник. 

Я легко нашла не только работу, где можно не вкалывать за копейки с утра до ночи, но и любимого мужчину. Владелец фирмы, куда я устроилась, стал осыпать меня подарками и всюду возить с собой. Я объездила полмира, окружённая его постоянным повышенным вниманием. Ещё немного, и он созрел бы до женитьбы на мне. 

Всё стало рушиться
И вдруг всё стало рушиться. Во время моей очередной командировки матери приспичило в больницу лечь — не могла другого времени найти. Ирка — тут как тут, сволочь! Лечение оплатила, в санаторий после больницы отправила. Все труды колдуньи, все заговоры насмарку! «Пособила»!

Тут все и начало возвращаться. Сначала я паспорт потеряла. Потом меня бросил кавалер, плюс в довершение я осталась без работы. Я стала не просто некрасивой, как была в юности, а уродливой старухой — в мои тридцать пять! 

А сейчас меня не узнаёт даже собственная мать! Иркой меня называет. Говорит: «Что же ты, Ирочка, домой не идешь, ведь у тебя ребеночек на мужа оставлен» (Ирка, гадюка, родила недавно).

Мне остается только в петлю, ничего у меня не вышло – ни счастья ни красоты не осталось! Все сестра у меня отобрала…
 
Автор: Ангелина Матвеева, журнал © «Магия и красота», ИД "Пресс-Курьер"
Понравилась статья? Поделись с друзьями!
  • Facebook
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
Красота любой ценой

Еще интересные статьи о магии: